Волшебники – титаны мира фэнтези.

Волшебник, маг, чародей, чародейка, колдун, ведьма, кудесник или кудесница – некто, использующий или практикующий магию, полученную из сверхъестественных или оккультных источников. Волшебники – популярные персонажи в произведения жанра фэнтези, таких, как фэнтезийные книги и ролевые игры. У них очень богатая история, которая прослеживается в мифах, легендах, литературе и народном творчестве.

Прототипы персонажей

В средневековых рыцарских романах волшебник часто выглядит, как пожилой мудрец, и играет роль наставника. Самым ярким примером является Мерлин из цикла историй о короле Артуре. Такие волшебники, как Гендальф из «Властелина Колец» и Альбус Дамблдор из цикла «Гарри Поттер», также играют роль наставников, но при этом Мерлин остается выдающимся воспитателем и наставником в современных книгах Артурианы.

Другие волшебники, такие как Саруман из серии фильмов «Властелин Колец», могут выглядеть, как безжалостные злодеи. Коварные волшебники были настолько важными для pulp-журналов, что жанр, где они появились, получил отдельное название – Фэнтези Меча и Магии.

В романе «Волшебник Земноморья» Урсулы ле Гуин исследуется тема того, как волшебники обучаются своему искусству, вводя в современное фэнтези волшебника в качестве протагониста. В дальнейшем эта тема разрабатывалась более подробно, и часто волшебники были главными героями, вокруг которых разворачивается сюжет. Такие герои могут иметь собственного наставника, как правило – волшебника. Волшебники часто могут быть похожими на рассеянных профессоров, глуповатого и не склонного к колдовству. У них также могут быть способности к сильной магии, как белой, так и черной. Даже комичные волшебники часто способны на выдающиеся подвиги, один из примеров – Чудесный Макс в фильме «Принцесса-невеста». Несмотря на то, что поединок с главным злодеем вымотал его, ему удалось спасти умирающего героя.

Внешность

Волшебников часто описывают, как пожилых седовласых людей с длинной седой бородой, из-за которой его случайно можно принять за одного из затаившихся обитателей лесной глуши. Это описание появилось еще до современного фэнтези и было взято из традиционных описаний таких волшебников, как Мерлин.

Во вселенной «Dragonlance», происходящей в условиях «Dungeons and Dragons», волшебники показывают свою моральную сторону благодаря своей мантии.

Терри Пратчетт описывает мантии, как колдовской способ определения тех колдунов, которые владеют или практикуют магию.

Пределы возможностей

Для создания конфликта писатели в жанре фэнтези часто устанавливают пределы магических способностей волшебников, чтобы они не могли слишком легко решать проблемы. В книге Ларри Нивена «Магия уходит» все происходит так: как только в определенном месте заканчивается мана, никто больше не может пользоваться. Популярным ограничением, используемым в ролевых играх, является определенное количество заклинаний в день.

Магия также может требовать различных жертвоприношений, таких как драгоценные камни, кровь или живые существа. Даже если колдун не колеблется, получение необходимых компонентов может быть непростым. А.К. Мунфайр сочетает эти ограничения в своей книге «Бродячий портал Обри». Колдун тратит свою силу для того, чтобы поддерживать свои заклинания, но пополнить эту силу естественным путем не удается, поэтому он вынужден приносить жертвы для создания более мощной магической силы.

Объем знаний волшебника ограничивается теми заклинаниями, которые он знает и может воспользоваться. Магия также может быть ограничена своей опасностью; если мощное заклинание может причинить серьезный ущерб, волшебник, вероятно, будет крайне внимательным при его использовании. Другие формы магии ограничены их последствиями, которые могут быть если не опасными, то, как минимум, нежелательными. В книге «Волшебник Земноморья» каждое магическое действие нарушало мировое равновесие и приводило к далеко идущим последствиям, которые могут повлиять на все в этом мире. В результате, могущественные волшебники не использовали свою магию легкомысленно.

Названия и терминология

Люди, занимающиеся магией, могут называться несколькими именами в фэнтезийных книгах, причем терминология может отличаться в различных фэнтезийных вселенных. Взятые из словаря и измененные термины «кудесник», «ведьма», «колдун», «чародей/чародейка», «друид», «волшебник», «маг» и «волхв» имеют разное значение, зависящее от контекста и сюжета книги.

Термин «архимаг» с приставкой «архи» (от греческого слова «первый» обозначает «самый выдающийся» и используется в фэнтези для обозначения могущественного мага или лидера магов.

Причины обособления волшебников

В цикле книг Патрисии Риди «Хроники Заколдованного леса» описываются кудесники, которые при магии использовали посох, и волшебники, практикующие несколько видов магии; в серии книг «Вселенная Кейт и Сесилии», написанной ею же в соавторстве с Кэролайн Стивермер, волшебники описываются равными с кудесниками, несмотря на менее качественное владение колдовскими умениями.

В произведении Стива Пембертона «Времена и жизнь Люцифера Джонса» описывает это отличие так: «Отличия между кудесником и чародеем сравнимы с теми, что есть, скажем, между львом и тигром, но кудесники очень озабочены своей репутацией, и, таким образом, отличия становятся столь резкими, как между львом и дохлым котенком».

В циклах Дэвида Эддингса «Летописи Белгариада» и «Маллореон» несколько главных героев получают способности, которые они могут контролировать только силой мысли, как «чародеи», и при этом они смотрят свысока на «волшебников», которыми обычно называют заклинателей или посланников ада. В ролевых играх разные типы волшебников очерчены и названы более четко, что позволяет игрокам и ведущим игру мастерам знать, какие правила использовать.

Гэри Гайгекс и Дэйв Арнесон ввели термин «волшебник» в оригинальной редакции «Dungeons & Dragons», как обобщенное понятие для игроков, использующих магию (во избежание путаницы с терминами типа «кудесник» или «колдун»); так продолжалось до выхода второго расширенного издания игры, где был возвращен термин «маг» (позднее – «кудесник»). Точнее правила варьируется от игры к игре. «Кудесник, как класс персонажа, выделяется способностью пользоваться определенными видами магии и слабостью в бою.

Подклассы разделяются по силе в одном виде магии и слабости – в другом. Чародеи отличаются от кудесников обладанием врожденным даром к колдовству, объясняемым наличием предков с мистическими или магическими способностями. Колдуны отличаются от кудесников созданием запрещенных «союзов» с могучими созданиями для обуздания своего врожденного магического дара.

Фокусники часто практикуют тот тип магии, которые не дает физического воздействия на предметы или людей, но позволяющая сбить с толку человека или цель путем использования иллюзий. Фокусницы, в частности, часто используют эту форму магии для соблазнения. К примеру, Зеленая Колдунья из книги Клайва Степлза Люиса «Серебряное кресло» околдовала Рилиана, чтобы тот забыл отца и Нарнию; когда чары рухнули, она попыталась околдовать их снова с помощью благовоний и бренчания музыкальных инструментов, чтобы обмануть его и его спасителей снова.

Термин «Чародей» чаще применяется, когда волшебник по сути – злой. Он мог появиться благодаря жанру «Меч и Магия», где герой мог мастерски владеть мечом, оставаясь противником чародея.

Термин «Ведьма» также несет злой подтекст. В книге Л. Фрэнка Баума «Удивительный волшебник из страны Оз» назвал Глинду «Доброй Волшебницей Юга». В книге «Чудесная страна Оз» он снова назвал ее «Добрая волшебница Глинда» и с того момента в самой книге и ее продолжениях Баум относился к ней, как к чародейке, а не к ведьме. Он избегал этого термина, как более близкого к злу.

Половые различия

Если термины «кудесник» и «колдун» часто используется по отношению к мужчинам, то термин «ведьма» чаще применяется к женщинам. В романе «Колдовской мир» тот мужчина, который обладает теми же сверхспособностями, что и ведьма, зовется «колдуном». Термин «колдун» иногда используется для обозначения ведьмака в литературе. Однако оба термина могут быть использованы независимо от пола, если есть персонажи обоих полов, обладающих этим титулом. Если оба термина используются в одной вселенной, они могут применяться для титулования волшебников разных полов, практикующих один и тот же вид магии, как в цикле книг «Гарри Поттер», или разные виды магии, как в цикле «Плоский мир».

Особенности волшебников

Общим мотивом в литературе является способность использовать врожденный или, реже, полученный путем долгой практики и обучения магический дар. В мире Средиземья Джона Толкиена, она чаще всего ограничена для нечеловеческих существ, хотя некоторые люди, известные, как чародеи, обладают небольшими способностями (волшебниками являются могучие духи). В книгах многих авторов магией владеют определенные группы людей, как в цикле Джоан Роулинг «Гарри Поттер», «Дерини» Кэтрин Куртц или вселенной Рэнделла Гаррета «Лорд Дарси».

Обучение

Как правило, волшебники изучают заклинания при чтении древних рукописей – колдовских книг, которые могут сами по себе обладать магическими свойствами. Чародеи из серии «Конан-Варвар» часто получают силу из подобных книг с необычными переплетами. В мире, где магия не является врожденным даром, редкость этих необычных книг нередко становится одним из ответвлений сюжета. К примеру, в книге Пола Андерсона «Буря в летнюю ночь» Принц Руперт ищет книги волшебника Просперо для изучения магии. То же самое происходит в книгах «Хроники Драконьего копья», основанных на вселенной «Dungeons&Dragons», где Рейстлин Маджере разыскивает книги чародея Фистандантилуса.

Некоторые волшебники даже после окончания подготовки продолжают обучение, изучая больше заклинаний и создавая новые (а также – новые магические предметы) или открывая заново древние заклинания, сущности или предметы. Например, Доктор Стрэйнд из Вселенной «Marvel» продолжает изучать магию даже после получения титула Высшего Чародея. Он часто сталкивается с созданиями, которые не появлялись несколько веков и даже дольше. В той же вселенной Доктор Дум продолжает учиться магии после овладения ею через сочетания магии и науки. Фрэд и Джордж Уизли из «Гарри Поттера» создавали новые магические предметы и продавали их, как законное средство защиты.

Магические принадлежности

Исторически многие самопровозглашенные волшебники нуждались в редких и дорогих веществах: хрустальные шары, редкие травы (часто обираемые по предписанному ритуалу) и химикаты, типа ртути. Это менее распространено в фэнтези. Многие волшебники вообще не нуждаются ни в каких веществах, некоторым из них могут потребоваться только простые и легкодобываемые вещества. В ролевых играх часто необходимы подобные вещества для того, чтобы произнести некоторые заклинания, а также – во избежание слишком легкого их использования.

Волшебные палочки и посохи часто воспринимаются, как необходимые волшебнику. Первая волшебная палочка была описана в «Одиссее», где Цирцея использовала ее для превращения людей Одиссея в животных. Итальянские сказки передали палочку в руки могучих фей из позднего Средневековья. Сегодня волшебные палочки используются практически везде – от «Колдовского мира» до «Гарри Поттера». В книге «Властелин Колец» Гэндальф отказался сдаваться, несмотря на сломанный Саруманом посох. Эта зависимость от отдельных магических предметов широко распространена и применяется для ограничения мощи волшебника ради книги. Ведь без них мощь волшебника может быть ограничена или отсутствовать полностью. Во Вселенной «Гарри Поттера» кудесник должен потратить куда больше усилий и концентрации для использования магии без волшебной палочки, и только некоторые могут контролировать магию без нее. По сути, отнятая палочка в бою обезоруживает его.

Использование магии

Как бы там ни было, многие волшебники живут в псевдосредневековой обстановке, где их магия не применяется; они могут служить наставниками, компаньонами по приключениям или даже сами отправляться в приключение, но их магия не позволяет построить дороги или дома, привить иммунитет, построить водопровод или любое другое изделие, работающие на механике. Их мир остается на средневековом уровне развития.

Иногда это оправдывается тем, что негативные эффекты магии превосходят позитивные. В цикле Барбары Хэмбли «Хроники Розы Ветров» кудесники никогда не вмешивается в события из-за возможного серьезного ущерба. В цикле «Плоский мир» важность кудесников состояла в том, что они не пользуются магией слишком активно из-за того, что если они получают слишком много «тауматургической энергии», у них развиваются симптомы психоза, что может привести даже к разрушению мира. Это может быть прямым следствием или результатом неправильного заклинания, приводящего к невероятному ущербу.

В других книгах развитие магии идет с большим трудом. В цикле книг Рика Кука «Уизардри» магия представляет наибольшую опасность и сложность исследования магии ведет в тупик и оставляет человечество во власти опасных эльфов до тех пор, пока кудесник не вызывает программиста из параллельного мира – нашего – для того, чтобы он применил изученные в нашем мире магические навыки.

В других случаях магия и технология могут развиваться вместе; это часто встречается в альтернативно-историческом жанре. В цикле «Вселенная Кейт и Сесилии» существует Королевское Общество Кудесников и агалогичное общество с равным уровнем технического развития. Такие книги, как цикл Рэндэлла Гаррета «Лорд Дарси», «Магия, Inc.» и «Операция «Хаос»», описывают современное общество XX века с равноценной магической составляющей. В цикле «Гарри Поттер» кудесники обладают магическими заменителями обычных изобретений, иногда они копируют их, как в случае с Экспрессом Хогвартса.

Силы, приписываемые волшебникам, нередко влияют на их роль в обществе. Проще говоря, их сила может дать им власть; волшебники могут быть советниками королей, как Гэндальф из «Властелина колец» и Бэльгарат и Польгара Чародейка из цикла «Летописи Белгариада» Дэвид Эддинга. Они сами могут быть правителями, как в цикле Эрика Рюкера Эдисона «Змей Уроборос», где и герои, и злодеи, несмотря на то, что они – короли и лорды, сочетают свою физическую силу с колдовской. Еще один пример – цикл Джонатана Строуда «Трилогия Бартимекса», где волшебники – правящая верхушка. С другой стороны, волшебники часто живут подобно отшельникам, изолированным в своих башнях, а часто – в глуши без какого-либо контакта с обществом. В ряде книг, среди которых – многие работы Барбары Хэмбли, их презирают и отвергают из-за их знаний и способностей.

В магическо-нуарном цикле «Досье Дрездена» кудесники, в основном, воспринимаются негативном, хотя у них нет никакого явного запрета на взаимодействие с немагическим населением. Главный герой цикла, Гарри Дрезден, открыто подает объявление в Желтые Странцы под заголовком «Кудесник» и содержит торговую контору, хотя другие кудесники возмущены тем, что он практикует свои магические таланты открыто. Дрезден использует свою магию для «оживления» утерянных и найденных предметов и людей, проведения обряда экзорцизма и защиты от сверхъестественного.

Хотите рассказать друзьям?

Share on facebook
Поделится в Фейсбуке
Share on vk
Поделится в Вконтакте
Share on odnoklassniki
Поделится в Одноклассники
Share on telegram
Поделится в Телеграмме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.