Меч и Магия в литературе.

Меч и Магия – это поджанр фэнтези, характеризующийся наличием героев, владеющих мечом, вовлеченных в захватывающие и жестокие битвы. В нем часто присутствуют элементы романтики, магии и сверхъестественного.

В отличие от работ в жанре эпического фэнтези, истории «Меча и Магии», несмотря на драматизм, сосредоточены больше на битвах с отдельными персонажами, чем на спасении мира, оказавшегося в опасности. Жанр «Меч и Магия» имеет много общего с героическим фэнтези.

Жанр в кино, поверхностно связанный с жанром «меч и магия» носит название «Меч и Сандалия» (также известен, как «пеплум»), хотя при том его темы, в отличие от фэнтези, в основном ориентированы на древнюю историю и библейские времена.

Не стоит путать с приключениями, так как это – разные жанры.

Происхождение

Термин «меч и магия» был впервые использован в 1961 году, когда британский писатель Майкл Муркок, опубликовав письмо в фэнзине «Amra», потребовал дать имя новой разновидности фэнтезийно-приключенческих романов Роберта Говарда. По началу он предложил термин «эпическое фэнтези». Однако знаменитый американский писатель Фриц Лейбер, писавший в этом жанре, дал ответ в журнале “Ancalagon” 6 апреля 1961 года, сказав: «Меч и магия – это хорошая и популярная рекламная фишка для этого жанра». Он изложил свою мысль более подробно в выпуске “Amra” в июле 1961 года: «Я уверен сильнее, чем когда-либо, что этот жанр стоит назвать «истории о мече и магии». Это точно описывает моменты культурного развития и сверхъестественного элемента, а также четко выделяет его из историко-приключенческой литературы и (чисто случайно) из шпионской литературы».

Хоть в письме Лейбера об этом и не было сказано прямо, но изначально итальянский жанр в кино, известный как пеплум, описывающий героические приключения в мире, взятом из Библии или греческой мифологии, был на пике популярности в то время, когда письмо было написано.

С самого начала было много попыток точно определить, что такое «меч и магия». Несмотря на то, что многие обсуждали эти непростые вопросы, в конце концов, удалось прийти к мнению, что этот жанр характерен серьезным уклоном к захватывающей, насыщенной действием истории, происходящей в квазимистическом или фантастическом окружении.

В отличие от эпического фэнтези, жанр «Меча и Магии» опирается на персонажей, а опасность ограничивается моментом повествования. Место действия обычно экзотическое, и главные герои часто справедливы. Многие истории меча и магии превратились в длительные приключенческие серии. Их менее жесткие рамки и опасности, которые угрожают только части мира, делают их более правдоподобными, чем повторяющиеся опасности эпического фэнтези.

То же касается и сущности героев; многие главные герои в жанре «Меча и Магии» по природе своей – путешественники, находящие мир после приключений невыносимо скучным. Более того, в романе Эрик Эдисона «Змей Уроборос» главные герои печалятся из-за окончания войны и того, что им больше некого побеждать; в ответ на их молитвы, боги восстанавливают город врага, что позволяет им снова сражаться в войне с ним.

Истоки

Истоки жанра «меч и магия» лежат в мифологии и классических эпосах (к примеру – «Одиссея» Гомера, скандинавские саги и легенды о короле Артуре).

Также свое влияние оказала историческая литература, начиная с работ сэра Вальтера Скотта, находившегося под влиянием собрания романтических баллад и народных мотивов. Однако очень мало его произведений содержат фантастические элементы; в большинстве случаев их объяснение было поверхностным, основными же темами были приключения в неизвестном обществе, что вылилось в появление приключенческих книг о дальних странах, написанных Генри Хаггардом и Эдгаром Бэрроузом. В книгах Хаггарда присутствует очень много фантастических элементов.

Прямыми предшественниками «Меча и Магии» стали романы «Плаща и Шпаги» Александра Дюма-отца («Три мушкетера» 1844 года), Рафаэля Сабатини, («Скарамуш» 1921 года и другие), а также их подражатели из дешевых журналов, такие как Талбот Менди, Гарольд Лэмб и Генри Бэдфорд-Джонс, каждый из которых повлиял на Роберта Говарда. Однако в этих «исторических» романах не хватало по-настоящему сверхъестественного элемента (хотя даже в романах Дюма можно найти много фэнтезийных мотивов).

Также было заметно влияние раннего фэнтези, к примеру – рассказа Лорда Дасени «Неприступная для вех, кроме Сакнота, крепость» 1910 года и романа Абрахама Мерритта «Корабль Иштар» 1924 года. Все эти авторы повлияли на становление сюжетов, персонажей и пейзажей в жанре «меч и магия».

К тому же, многие ранние авторы, такие как Роберт Говард и Кларк Эштон Смит, были под сильным влиянием арабских средневековых сказок «Тысяча и одна ночь».

Истории со злыми колдунами и волшебными чудовищами сильно повлиял на становление жанра.

Приключения в жанре «Меч и Магия» часто описываются в таких местах, как закопченные таверны и зловонные переулки, что делает их схожими с плутовским романом; к примеру, Рэйчел Бингхэм отмечает, что город Ланкхмар, созданный Фрицом Лейбером, очень похож на Севиль 16 столетия, описанную Мигелем Сервантесом в повести «Ринконете и Кортадильо».

Собственно жанр «меч и магия» появился только на страницах дешевых журналов, где он «вырос» из историй, которые называли «потусторонними». Особенно важным был журнал «Weird Tales», который публиковал произведения Роберта Говарда о Конане и рассказы Кэтрин Мур «Джирел из Джойри». Помимо них, на жанр «меча и магии» серьезно повлиял Говард Лавкрафт и Кларк Эштон Смит.

Основные работы

Жанр был в большей степени определен работами Роберта Говарда, в частности – романами из цикла «Конан-Варвар» и «Царь Кулл», публиковавшимся преимущественно в журнале “Weird Tales” с 1932 и 1929 годов соответственно.

Далее представлены другие книги и книжные серии, определившие жанр «меч и магия»:

• Циклы Кларка Эштона Смита «Гиперборея» (начался с рассказа «Повесть Сатампы Зейроса») и «Зотика» (начался с рассказа «Империя некромантов»), опубликованных в 1931 и 1932 годах соответственно;

• Цикл Кэтрин Мур «Джирел из Джайро», начавшийся с рассказа «Поцелуй Черного Бога» 1934 года. Этот рассказ стал первым, где главным героем была женщина.

• Цикл Фрица Лейбера «Фафхрд и Серый Мышелов» и его первая книга «Драгоценности в лесу» 1939 года.

• Цикл Майкла Муркока «Эльрик» и его первое произведение «Грезящий город» 1961 года, известный своей неприязнью к стереотипам.

• Первая антология в жанре «меч и магия» с аналогичным названием была написана Леоном Спрэгом де Кампом в 1963 году.

• Серия романов Карла Вагнера «Кейн» и начальная книга цикла «Паутина тьмы» 1970 года, которой удалось вдохнуть новую жизнь в жанр.

• Межавторский проект «Мир Воров», который начался с написанного под тем же названием романа Роберта Асприна 1978 года.

• Серия Сэмюэля Дилэни «Возвращение Неверьона», состоящая из трех сборников рассказов и одного романа, подвергшегося влиянию критической теории. Серия публиковалась с 1979 по 1987 годы.

• Серия Чарльза Сандерса «Имаро», начавшаяся с одноименного сборника рассказов, впервые опубликованного в фэнзине “Dark Fantasy”. Примечателен тем, что главный герой – афроамериканец.

Другие произведения в жанре фэнтези из эпохи «pulp», как-то цикл Эдгара Бэрроуза «Барсум» или «Шпага Рианона» Ли Брэкетт, были схожи с «Мечом и Магией», но по причине того, что инопланетная наука заменялась сверхъестественным, они обычно описываются, как планетарная фантастика или «Меч и Планета», и рассматриваются больше в плоскости научной фантастики.

Несмотря на это, планетарная фантастика нередко очень схожа с жанром «Меч и Магия», и произведения Бэрроуза, Брэкетт и других авторов, работающих в первом жанре, сыграли очень большую роль в появлении и распространении самого жанра «Меч и Магия».

Сам по себе этот жанр часто размывает границу между фэнтези и научной фантастикой, заимствуя элементы из обоих направлений, как это в свое время делали «потусторонние рассказы».

Возрождение

Примерно в 1960-х-1980-х под руководством Лина Картера группа избранных писателей создала “SAGA” («Гильдия Американских Писателей Меча и Магии») для продвижения и развития жанра.

С 1973 по 1981 год членами SAGA было опубликовано пять антологий короткого рассказа; отредактированные Картером, все вместе они стали известны, как “Flashing Swords!” («Сверкающие Мечи»). Так как эти и другие антологии (такие, как серия «Adult Fantasy» от издательства «Ballantine») содержал собственные произведения и их художественную критику, Картер считается одним из самых выдающихся популяризаторов жанра фэнтези и «Меча и Магии» – в частности.

Другая знаменитая антология «меча и магии», выпускавшаяся с 1977 по 1979 годы – «Мечи против Тьмы», которую печатало издательство “Zebra Books” под редакцией Эндрю Оффута. Это серия состояла из пяти томов и включала рассказы таких авторов, как Пол Андерсон, Дэвид Дрейк, Рэмси Кемпбелл, Андре Нортон и Уэйд Уэллманн.

Несмотря на столь замечательные работы, термин «Меч и Магия» стал использоваться, как цепкая фраза для рекламы низкопробного подражания фэнтези, действие которых разворачивалось в тех же вселенных.

В 80-е годы, после успешного выхода «Конан-Варвар» в 1982-м, было выпущено множество низкобюджетных фэнтезийных фильмов, которые иронически называли «Фильмы меча и магии». Термин иногда использовался для ироничного обозначения читателей фэнтези и писателей, работавших в этом жанре.

После бума ранних 1980-х жанр «Меч и Магия» потерял былую популярность, и вскоре его место заняло эпическое фэнтези. Однако в конце 20 столетия случилось возрождение жанра.

Иногда называемое новым «новым» или «литературным», жанр «меча и магии» подчеркнул значение развитие литературного мастерства, получив влияние эпического фэнтези и некоторых других жанров при расширении рамок жанра. Истории теперь могли описывать невероятные схватки между государствами или мирами, что делало их похожими на высокое фэнтези, но рассказывались они с точки зрения персонажей, что делало их похожим на жанр «Меча и магии». С последним их также роднило наличие приключений.

Писатели этого периода – это, в том числе, Стивен Эриксон, Джо Аберкромби и Скотт Линч, среди изданий можно отметить “Black Gate” и “Flashing Swords” (этот электронный журнал не имеет ничего общего с антологиями Лина Картера), а также – “Beneath Ceaseless Skies”, публикующий рассказы в жанре «меча и магии». Эти авторы и редакторы пытаются вернуть жанру тот статус, который у него был в эпоху pulp-журналов (1920-1930-е).

Женщины-авторы и женские персонажи

Несмотря на важность таких авторов, как Кэтрин Мур, Ли Брэкетт, Андре Нортон и так далее, стоит отметить, что именно у Кэтрин Мур главная героиня из мира «Меча и Магии» имеет заметную склонность к мужественности.

В основном, женские персонажи играли роль «девиц в беде», которых нужно было спасать или защищать или, наоборот, они служили причиной или наградой для героя-мужчины за все пережитые приключения. Женщины, которые были героинями своих же приключений, обычно так поступали, чтобы защититься от угроз или насилия или отомстить за него.

В сборниках “Sword and Sorceress” (издаются с 1984 года) Мэрион Брэдли попыталась сделать наоборот. Брэдли вдохнула жизнь во многих писательниц и главных героинь: сами же произведения рассказывают о женщинах, искусно владеющих мечом, и могучих колдуньях, попавших в приключения по самым разным причинам. Сборники были невероятно популярными, и Брэдли занималась их редакцией до самой своей смерти (позднее сборники редактировались уже другими людьми).

Джессика Сэлмонсон также попыталась сделать роль героинь в жанре «Меча и Магии» более весомой через собственные произведения, а также – через редактирование сборников «Амазонки» 1979 года и «Амазонки II» 1982 года; оба сборника основаны на образах реальных женщин-воительниц, часто не живших в Европе.

Сегодня же женские персонажи играют ту же роль в книгах, что и мужские, и это стало обычным явлением в современных романах в жанре «меч и магия».

Ранние писатели жанра, как Роберт Говард, имели феминистские взгляды, несмотря на то время место и время, в котором они жили и писали. Говард в письмах своим друзьям и приятелям предлагал защищать достижения и возможности женщин. Сильные героини встречаются в таких произведениях Говарда, как «Воительница» (в книге, вышедшей около 1932-1934 годов, впервые появилась феминистка Агнес де Шатильон), «Остров Проклятых Пиратов» 1928 года (там впервые появляется первый пират-женщина Хелен Таврел). Также к ним относятся два пирата, служащих второстепенными персонажами в мире Конана-варвара – Белит из рассказа «Королева Черного берега» 1934 года, и Валерия из Красного Братства (рассказ «Гвозди с красными шляпками» 1936 года).

Введенная Говардом в своей историко-приключенческой книге «Тень Вальгары», как второстепенный персонаж, Красная Соня из Рогатино позднее стала основой для фэнтезийной героини по имени «Красная Соня», впервые появившейся на страницах комикса «Конан-варвар», написанного Роем Томасом и иллюстрированного Барри Уиндзором-Смитом. Красная Соня получила собственную серию комиксов, цикл романов от Дэвида Смита и Ричарда Тирни, и даже воплощение на экране от Ричарда Фляйшера (хотя сам фильм, снятый в 1985 году, оказался провальным).

Хотите рассказать друзьям?

Share on facebook
Поделится в Фейсбуке
Share on vk
Поделится в Вконтакте
Share on odnoklassniki
Поделится в Одноклассники
Share on telegram
Поделится в Телеграмме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.